• Главная
  • Артисты
  • Люди театра
  • История
  • Билеты
  • Пресса
  • Отзывы
  • Контакты
  • Министерство культуры, национальной политики, туризма и архивного дела Республики Мордовия
    Касса театра: 38-07-03
    Администраторы: 47-25-33
    Репертуар Афиша План работы Наши достижения Гастрольно - выездная деятельность Оценка качества Документы

    Любовь без перевода

    Под занавес минувшей недели Национальный театр презентовал мелодраму «Юстина» финского драматурга Хэллы Вуолийоки.

    В качестве постановщика ангажировали маститого режиссера В. Долгова, который лет тридцать назад уже выпускал спектакль по этой пьесе в Республиканской русской драме. А теперь текст переложили на мокшанский, значительно подкорректировав содержание. Вернее, режиссер совместно с автором мокшаноязычного перевода В. Мишаниной почти полностью смикшировали социально – сословные конфликты, акцентировав внимание преимущественно на межличностных отношениях героев.

    Если коротко, фабула такова. В провинциальное имение Хармалахти возвращается единственный наследник хозяйства, респектабельный судья Роберт. Его дядя Фредрик, бывший владелец недвижимости, изгнал племянника, когда узнал о связи  Роберта с девушкой – простолюдинкой. Но после её, проклятую родными, в свой дом экономкой взяла жена Фредрика, который перед смертью завещал – таки родовое владение изгнанному племяннику.

    Роберт приезжает в имение вместе с женой – взбалмошной оперной примадонной Хильдой и 14-летней дочкой Риккой. И тут обнаруживает свою прежнюю возлюбленную Тийну – Юстину. Мало того, он знакомится с ее 20-летним сыном Олави, в котором узнает себя молодого. Сердце Роберта вновь наполняется пылким юношеским чувством к повзрослевшей и еще более похорошевшей Юстине и отеческой  любовью к уже взрослому сыну.

    Короче, этакая «Санта – Барбара» в финно-угорском варианте. Зато публике оно как раз и по нраву. Тем паче, постановщики постарались преподнести сию трогательно – сентиментальную историю, оформив интерьер в аскетично – помещичьем, условно провинциальном стиле.

    Чтобы не утомлять зрителя однообразием картинки, второй акт разворачивается на фоне эффектного природного пейзажа, создаваемого посредством видеопроектора. Досадно лишь, что осветители не успевают вовремя наводить прожекторы на артистов. И герои вторую половину спектакля постоянно тонут в непроглядной темноте.

    Премьеру давали на мокшанском в синхронном переводе на русский. Я, признаюсь, рискнула посмотреть спектакль без синхрона, хотя мокшанским совершенно не владею. Впрочем, среди актеров тоже больше половины – эрзяне, а, к примеру, Алексей Егранов, играющий Роберта, вообще русский. И судя по всему, мокшанский текст исполнители освоили еще недостаточно свободно. Однако внутренне эмоциональное наполнение, с каким они проживают на сцене взаимоотношения своих героев, делает понятным их чувства и без перевода.

    Премьеры смотрела Мила МЕЛЬНИКОВА.